Консультации строителя онлайн.


Общие русские бани: мужчины и женщины в русской бане

Общие русские бани: мужчины и женщины в русской бане

Глава из книги А. Дачника "Баня. Очерки этнографии и медицины".

Избражение на заставке: Русские бани. Гравюра из книги L'Univers. Histoire et Description de tous les Peuples. Russie. Париж. 1838 год.

Совместные общественные (торговые) русские бани для мужчин и женщин испокон веков были одной из немногих отрад в тяжелой и недолгой жизни простых русских людей. Западные путешественники и дипломаты оставили немало письменных свидетельств о совместном мытье мужчин и женщин в общественных русских банях. В самой Европе к XVII -XVIII векам пуританская христианская мораль уже давно одержала верх, благодаря грандиозным пандемиям чумы и эпидемиям сифилиса, которые быстро отучили европейцев от совместного посещения бань мужчинами и женщинами. К чести русского народа, совместное посещение общественных бань мужчинами и женщинами имело лишь весьма ограниченный сексуальный поддекст, который проявлялся лишь в шутках (порой весьма скабрезных), флирте, но ни в чем более серьезном. Совместное посещение бань мужчинами и женщинами характерно и для финнов, которые совместно парились как в общественных банях, так и в домовых финских саунах.
В средневековой же Европе общественные бани представляли собой что-то среднее между собственно банями, цирюльнями, ресторанами и борделями. В средние века до пандемий чумы и эпидемий сифилиса в Европе сходить в баню несколько раз в неделю, чтобы помыться, поесть и поообщаться в купели и в постели с платной подружкой было также естественно, как сейчас естественно для европейца зайти в кафе, чтобы перекусить. Мы подробно расскажем о банной истории средневековой Европы в отдельной главе, где, с документами и многочисленными репродукциями средневековых миниатюр и гравюр в руках, в пух и прах развенчаем бытующие в настоящее время мифы о "грязных европейцах" и "немытой Европе". Также мы рассмотрим исторические художественные произведения, рассказывающие о средневековом сексе в европейских банях. А пока мы поговорим о том, как женщины и мужчины совместно посещали бани в России, и при этом умудрялись сохранять свою невинность. Итак, предоставим слово тем, кто своими глазами видел, как мужчины и женщины совместно моются в общественных банях. Барон Августин Майерберг, посол августейшего римского императора Леопольда к царю и великому князю Алексею Михайловичу, писал в 1661 году:
«В общественных банях бывают в большом числе и женщины простого звания; но хотя моются там отдельно от мужчин за перегородкой, однако ж совсем нагие входят в одну дверь с ними, а если которой-нибудь придет такая охота, она остановится на ее пороге, да и не стыдится разговаривать при посторонних с мужем, который моется, с самою вздорною болтовнёю. Да даже и сами они, вызвавши кровь таким же, как и мужья их, сеченьем и хлестаньем к самой коже, тоже бегут к ближней реке, смешавшись с мужчинами и нисколько не считая за важность выставлять их нахальным взглядам свою наготу, возбуждающую любострастие» [Майерберг А.,1874]. У польского дипломата Бернгарда Таннера, посетившего Москву в 1678 году, остались следующие впечатления:
«В Москве я видел две бани — одну отдельную на р. Москве, другую в Белом городе на р. Неглинной. Как везде, так точно и здесь они ведут себя неблагородно, даже еще хуже. Ради любопытства некоторые из нас захотели посмотреть на нее, и по принятому у нас обыкновению пришли покрытыми, думая, что здесь моются так же, как и в наших краях, но с первого же шага заметили разницу: дверь, увидели мы, отворена, окна не заперты, но в бане было все-таки очень жарко. Как завидели москвитяне нас покрытыми, — сами они безо всякого стыда были голы совершенно — так и разразились хохотом. Прислуги тут нет, банщика и цирюльника тоже; кому надо воды, тот должен был сам спускаться к реке. Мы побыли там немного, и ушли сухими, как пришли, поглядев на их способ мыться, как они вместо того, чтобы тереться, начали хлестать себя прутьями, орать, окачиваться холодной водой да, сверх того, при детях выделывать непристойные телодвижения. Нам стало противно, мы со смехом и вышли. Так же моются, видели мы, и женщины и тоже голыми бегают взад и вперед, не стесняясь» [Таннер Б., 1891]. Будущий революционер и первый президент (диктатор) Венесуэльской республики Франсиско де Миранда также имел честь лицезреть русских женщин в банях во время своего визита в Россию в 1786 – 1787 годах: «…Потом осмотрел мужскую баню, битком набитую голыми, в чем мать родила, людьми, и заглянул на женскую половину, где увидел ту же картину: женщины мылись, расхаживали нагишом и т. д.; две или три из них отличались прекрасными формами…
5 июня. Я пошел в баню, где лицезрел множество обнаженных людей обоего пола, которые находились тут почти вперемешку, и никто из мужчин не удосужился прикрыться в присутствии стольких Ев... Поразительнейшее явление. Видел там также нескольких одетых женщин - притом молодых! - которые подходили к мужчинам и разговаривали с ними о каких-то делах, не испытывая ни малейшего смущения, как ни в чем не бывало»
[Де Миранда Ф., 2001].

общая баня для мужчин и женщин
Вид Серебренических бань и окружностей их в Москве. Иждивением Иоанна Валзера, Московской первой гильдии купца. Публиковано в 1799 году с высочайшим дозволением Его Императорского величества Павла Перваго Императора всея России. Гравюра на меди (фрагмент) по оригинальной картине художника Ж. Делабарта. Гравировал М.Г. Эйхлер.

Церковные и светские власти в России неоднократно пытались наложить запрет на совместное посещение бань мужчинами и женщинами. Но когда властные запреты на Руси кем-либо соблюдались? Запрет на совместное посещение бань мужчинами и женщинами как «в Пскове граде» содержится в «Стоглаве» – сборнике решений из 100 глав Собора 1551 года. Попытки запретить совместное посещение бань мужчинами и женщинами предпринималось не раз (указ 1646 г. «чтобы в Нижнем Новгороде в торговых банях мужики с женками вместе не парились», указ Правительствующего Сената от 21 декабря 1741 года «…на Москве и в ыных городех мужики и жонки парятца в особых банях, а не вместе»), но никто в России не спешил менять заведенный веками уклад банной жизни. В 1782 году императрица Екатерина II ввела Устав благочиния, в котором совместное посещение бани мужчинами и женщинами в торговых банях было запрещено, а детей другого пола разрешалось брать с собой в бани лишь в возрасте до 7 лет. [Цит. по: Титов Ю.П. (ред.), 1998]. Входить на женскую половину бань дозволялось лишь служителям, врачам, художникам и их ученикам. Последующая попытка разделить мужчин и женщин в общественных банях была предпринята императрицей Екатериной II в 1782 году. Но и эта атака на исконные банные традиции, судя по приведенным ниже иллюстрациям, также не имела особенного успеха. Обычай совместного посещения бань сошел «на нет» лишь во время царствования императора Александра I (1801 – 1825 гг.). На немного игривой гравюре с видом Серебренических бань в Москве 1799 года (репродукция вверху) изображен «женский день» в бане. Однако в левом нижним углу гравюры за группой женщин, идущих к плотам на реке Яузе с обнаженными купальщицами, изображены трое хорошо одетых господ (выделены рамкой). На другой работе (репродукция снизу) французского художника Жерара Делабарта, работавшего в России в 1787 – 1810 гг., посвященной так понравившимся ему Серебреническим баням, также заметен одетый господин, непринужденно беседующий с обнаженной дамой на фоне разворачивающихся женских банных процедур:

мужчины и женщины в бане
Ж. Делабарт. Вид Серебренических бань на Яузе. Акварель. Фрагмент. 1790 г.

Свидетельство французского военного на русской службе Шарля Массона де Бламона о Петербургских общественных банях конца XVIII века показывает, что характер общественных русских бань не изменился и к этому времени, даже в новой российской столице — Санкт Петербурге:
«Хотя русские бани и описывались много раз, но я все же считаю нелишним поговорить о них здесь, так как они сильно влияют на характер и нравы женщин из простонародья. Приехав в Россию, я решил сам лично проверить то представление, которое у меня сложилось на основании рассказов путешественников, и, которому я не очень доверял...
Итак, однажды с одним из друзей я отправился на берег Невки к общественным купальням; идти далеко не пришлось, чтобы убедиться, что русские красавицы привыкли выставлять свои прелести перед прохожими. Толпа женщин всех возрастов, привлеченных июньской жарой, не сочла даже нужным идти в ограду купальни. Раздевшись на берегу, они тут же плавали и резвились. С тех пор я много раз бывал в банях и видел то же, что и на берегу островов Невы. Но после набросанной выше картины большие подробности были бы слишком непристойны. Правда, целомудренная Екатерина издала указ, предписывающий предпринимателям публичных бань строить их для обоих полов раздельно, и в женские пускать только тех мужчин, которые необходимы для их обслуживания, да еще художников и врачей, приходящих туда для изучения своего искусства; чтобы проникнуть туда, охотники попросту присваивают себе одно из этих званий.

Итак, в Петербурге бани и купальни разделены для обоих полов перегородкой, но многие старые женщины всегда предпочитают вмешиваться в толпу мужчин; да кроме того, вымывшись в бане, и мужчины и женщины выбегают голышом, и вместе бегут окунуться в протекающей сзади бани реке. Тут самые целомудренные женщины прикрываются березовым веником, которым они парились в бане. Когда мужчина хочет вымыться отдельно, его часто моет и парит женщина: она тщательно и с полным равнодушием исполняет эти обязанности. В деревне устройство бань старинное, то есть там все полы и возрасты моются вместе, и семья, состоящая из сорокалетнего отца, тридцатипятилетней матери, двадцатилетнего сына и пятнадцатилетней дочери, ходит в баню, и члены ее взаимно моют и парят друг друга в состоянии невинности первых человеков. Эти обычаи не только кажутся нам оскорбительными, но они и действительно оскорбительны у не дикого народа, уже носящего одежду, но, в сущности, они вовсе не являются результатом развращенности и не свидетельствуют о распутстве. Скажу больше, вовсе не эти бани доводят народ до распутства, наоборот, они, несомненно, очень полезны для него. Сердце русского юноши не трепещет и кровь не кипит при мысли о формирующейся груди. Ему нечего вздыхать о тайных, неведомых прелестях — он уже с детства все видел и все знает. Никогда молодая русская девушка не краснеет от любопытства или от нескромной мысли, от мужа она не узнает ничего для себя нового...
И надо сказать правду, насколько непристойно держатся женщины, настолько же девушки сдержанны и скромны. В них от природы заложены задатки глубоких и нежных чувств. Только с трудом развращаются они под влиянием окружающей испорченности. Почти все девушки обладают природным умом и прелестью; их глаза, ноги и руки не оставляют желать лучшего; в них есть та непринужденность, тот вкус к нарядам и приятность в разговорах, которые встречаются только у француженок. Присущая женщинам стыдливость притупляется как благодаря привычке к такому обращению с мужчинами, так и благодаря совместному посещению бань с детства»
[Массон Ш., 1996].

русские бани совместные дял мужчин и женщин
Жан-Батист Лепренс (1734 – 1781). Общественная баня в России. 1760-е гг.

Совместное мытье мужчин и женщин в обнаженном виде было нормой не только в Москве и Санкт-Петербурге. Немецкий географ и секретарь голштинского посольства в Московию Адам Олеарий описал точно такие же банные обычаи в Астрахани:
«В Астрахани я, чтобы видеть лично, как они моются, незамеченным образом отправился в их баню. Баня была разгорожена бревнами, чтобы мужчины и женщины могли сидеть отдельно. Однако входили и выходили они через одну и ту же дверь, притом без передников; только некоторые держали спереди березовый веник до тех пор, пока не усаживались на место. Иные не делали и этого. Женщины иногда выходили без стеснения голые — поговорить со своими мужьями» [Олеарий А., 1906].
В Нижнем Новгороде дипломату из персидского посольства удалось подслушать банные разговоры между мужчинами и женщинами:
«Жители города – христиане, подданные московского царя; впрочем, имеют непристойные обычаи: ибо в этой стране лучшее удовольствие – бани, но в них моются мужчины и женщины вместе, без одежды; дозволяют себе весьма неприличные речи – более, чем допускает благопристойность в каком-либо государстве» [Дон Хуан Персидский, 1991]. Подтвердил совместное посещение бань мужчинами и женщинами на Руси и антиохийский Патриарх Макарий во время своего путешествия в Московию в середине XVII века:
«Мужчины и женщины моются в бане вместе без передников, но каждый из них берет от банщика род метлы из древесных ветвей, коей они прикрывают свою наготу, по их обычаю» [Павел Алеппский, 1898].

Более того, в русских общественных банях и в домовых боярских (дворянских) банях прислуживали мужчинам женщины-служительницы. Посетитель был вправе выбрать себе банщика-мужчину или банщицу-женщину. Голштинский дворянин Фридрих Вильгельм Бергхолц так писал о русских банщицах в 1721 году:
«Русские и чухонские женщины, прислуживающие там, превосходно знают свое дело. Они, во-первых, умеют дать воде, которую льют на раскаленные печные кирпичи, ту степень теплоты или холода, какую вы сами желаете, и, во-вторых, мастерски ухаживают за вами. Сначала, когда полежишь немного на соломе, которая кладется на полке и накрывается чистою простынею, они являются и парят вас на этом ложе березовыми вениками, сколько вы сами хотите, что необыкновенно приятно, потому что открывает поры и усиливает испарину. После того они начинают царапать везде пальцами, чтобы отделить от тела нечистоту, что также очень приятно; затем берут мыло и натирают им все тело так, что нигде не останется ни малейшей нечистоты; наконец, в заключение всего, окачивают вас, по желанию, теплою или холодною водою и обтирают чистыми полотенцами. По окончании всех этих операций чувствуешь себя как бы вновь рожденным» [Берхгольц Ф.В., 1860]. Будущий бургомистр Амстердама и друг царя Петра Николаас Витсен во время поездки со своим отцом по России в 1664 – 1665 годах также встретился с девушками в банях:
«У людей знатных отдельные бани в своих домах, где девушки моют купающихся мужчин и женщин…» [Витсен Н., 1996]. Немец Адам Олеарий также подтверждает русскую традицию мытья гостей в домовой бане женщинами:
«Для мытья отряжают женщину или девицу. Если у кого в гостях моется близко знакомый и любезный приятель, то к нему относятся очень внимательно, ухаживают за ним и берегут его» [Олеарий А., 1906].

общие русские бани дял мужчин и женщин
Е. М. Корнеев (1782–1839). Русская баня. Офорт. 1812 год.

Не все иностранцы были в восторге от картин совместного мытья мужчин и женщин в русских банях. В 1774 году английский адвокат Натаниэль Рэкселл-младший писал в своих сочинениях:
«Я только что стал наблюдателем одного из их обычаев, которое меня несколько поразило. Это была общественная баня, в которой мылись не менее двух сотен человек обоих полов. Я знаю, вам приходит на ум описание софийских бань, сделанное леди Монтаг, и вы ожидаете чего-либо схожего; но ничего не может быть столь же несхожим, или отличным. Живой колорит ее пера вызывал сцены более чувственные и пылающие, чем любые из тех, что описывал Овидий или рисовал Тициан: мы видим воочию Магомедовых гурий, и красоту во всей ее обнаженной притягательности: но это было зрелище, скорее возбуждающее отвращение, чем желание, и к которому одно лишь любопытство могло привлечь меня. Это одни из нескольких публичных бань в Петербурге, которые стоят несколько копеек (ценностью равные половине английского пенни каждая) за вход. Здесь есть, в действительности, отдельные помещения для мужчин и женщин, но они, кажется, довольно безразличны к этому разграничению, и находятся и моются совершенно голыми друг перед другом... У большей части женщин были самые отвратительные фигуры, какие мне только доводилось видеть и напомнили мне Горациеву Канидию (Canidia), для которой они бы были вполне подходящей компанией. Я насчитал полдюжины юных девушек, которые были хоть более-менее симпатичными, но они не могли бы нигде иметь большего преимущества, кроме как в сравнении с теми. Как исследователь натуры, я признаю, что это была самая подходящая школа, которую только можно вообразить, поскольку мечты вряд ли смогут изобразить позу, которая не была бы здесь представлена; но как сластолюбец я никогда более не посещу этого места» [Wraxall Nl., 1776].

Не удивительно, что иностранцы, проживающие в Московии, испросили у Государя себе право на устройство отдельных бань, в которых они будут чувствовать себя уютнее. Парусных дел мастер, голландец Ян Стрюйс так описывал бани в Немецкой слободе в 1669 году:
«Общественными банями пользуются мужчины и женщины, молодые и старые, без различия. Раздевшись догола, все входят в одну дверь, прикрывая иногда свой срам не чем иным, как пучками высушенных березовых веток, которыми растирают тело, предварительно побрызгав на него водой, что происходит, когда они парятся на скамейках... Итак, мужчины и женщины, молодые и старые, выбегают без стыда и страха из бани, так что их каждый может увидеть…
Мы сказали, что Москвитянин ходит в баню, как попало, что доказывает отсутствие в нем стыда. Так как иностранцы в этом отношении подражать им не могут, то выпросили для себя бани, принадлежащие только им и недоступные туземцам.Эти бани совершенно иные во всех отношениях, потому что чисты, опрятны и хорошо пахнут, так как каждый приносит с собою трав, которыми, купаясь, окуривает себя и наполняет приятным запахом весь дом. По выходе из ванны, вступаешь в комнатки, где с большим удобством вытираешься и обсыхаешь. Затем приносят вам или меду, или другого какого-нибудь напитка»
[Стрюйс Я., 1880].

К оглавлению книги А. Дачника "Баня. Очерки этнографии и медицины".

Можно ли беременным женщинам мыться в бане?