Консультации строителя онлайн.


Ритуальные человеческие жертвоприношения в банях

Ритуальные человеческие жертвоприношения в банях

Глава из книги А. Дачника "Баня. Очерки этнографии и медицины".

Избражение на заставке: Русская (эстонская) баня. Фотография автора, 2014 г.

Образ бани на Руси тесно связан со смертью. Баня воспринимается как ворота загробного мира, населенные духами и демонами. Баня связана и с ритуальными человеческими жертвоприношениями. Принесение человеческих жертв было обычным делом во времена славнского язычества. Например, считается, что украшение рождественской ели игрушками берет свое начало в языческом обычае развешивать внутренние органы жертвенных животных и людей на священных языческих деревьях. Ритуалы принесения человеческих жертв при постройке значимых сооружений известны со стародавних времен.

Вспомним, что на Руси крепости называли «детинцами». По традиции при постройке крепостей в стены живьем замуровывали первого ребенка, который появится у места строительства в день ритуала. Приносили человеческие жертвы и крестьяне при постройке крупных сооружений, например, плотин и мельниц [Никонова Л.И., 2013].

Языческий этот обычай, судя по публикациям, сохранялся в России еще в XIX веке [1,2]. Плотники-строители крали из дальней глухой деревни ребенка или молодую девушку (парня). В более стародавние времена ребенка могли купить в бедной семье [Кевбрин Б. Ф., 2012]. Будущую жертву предварительно парили в бане, «очищая от скверны». Хочется думать, что перед жутким риталом, жертву все-таки опаивали вином с маковым отваром и «запаривали» до бесчувствия в бане, и только потом обряжали в белую чистую рубаху и, выкапав яму для первой сваи, помещали туда несчастную жертву живьем. Затем устанавливали деревянную сваю и произносили заговор: «Будь держащим мельницу, матерью мельницы». Потом говорили мельнице: «А ты не проси еще человечьей головы ни от плотника, ни от мельника, ни от помольца; теперь мы даем тебе человечью голову». Об человеческих жертвоприношениях в мордовском народе существовала грустная песня «Загрязнилась у Акамки рубашка». Известен процесс над группой крестьян-удмуртов из села Старый Мултан Вятской губернии, 1892, когда 11 жителей села обвинялись в ритуальном жертвоприношении крестьянина Конона Дмитриевича Матюнина языческим богам [Баранов А. Н., 1896] . Дело не было раскрыто, возможно по политическим мотивам, чтобы не возбуждать межнациональную и религиозную рознь. События мултанского дела стали исторической основой художественного романа Михаила Петрова «Старый Мултан».
Также в литературе описан случай с одним случайно выжившим принесенным в жертву человеком: жителем города Мензелинска, Уфимской губернии Петр Игнатьевич Репин, которого пытались принести в жертву 6 декабря 1884 года в Елабужской губернии. Дело было раскрыто: 36 семейств крещеных язычников осудили и сослали в Сибирь [Васильев И., 1906, c.27]